Гостевая книга на Marakulin.Musicals.Ru
ЧаВо
ART Libitum
Страницы: 1268 1267 1266 1265 1264 1263 1262 1261 1260 1259 > >>


Кира | 17.12.2013 23:46
Маа,"Зин",не лень сюда сливать?Кому надо-сами найдут.Или тебе это кажется "крутым"стёбом и троллингом?!Тогда-забавно,сочувствую тебе(или вам?).А имя своё настоящее-слабо написать? Именно так и действовали стукачи в 37-ом году-анонимно.


Зина | 17.12.2013 21:59
Не знаете, может быть Демон еще пишет стихи?


Зина | 17.12.2013 21:58
Не в тему

Сделать в сторону шаг, чтобы сохранить лицо.
Усилием страшным удержать маску достоинства.
Мыслями укротить порыв,
Волей не пойти на поводу у неистовства.

Защити меня от моих желаний,
Ударь меня холодом в душу,
Да так, чтобы не смогла подняться.
Убей меня, исчезнув из моих снов.
Напугай возможностью невозможного,
Загони в ад моей души мрак любви, которую вызвал,
Осчастливь меня казнью твоим вниманием…




Нимб

Потускневший, захватанный пальцами,
Нимб картонный над головой,
Но глаза – по-прежнему демона –
Излучают свет неземной.

С ролью бога актер не справился –
Захотел остаться собой,
Но он сам не умеет «нравиться»,
Не умеет играть с толпой.

Отказал убогим в кумире,
Дал понять, что и он человек,
И топа ему не простила,
Заклеймила за этот грех.

На спасительном расстоянии
Род людской продолжает пленять,
Но жестоко осадит желающих
Что-то большее в нем отыскать.

Над толпой вознесенная личность –
Привлекательная мишень.
Кто-то грязи комок отыщет,
Кинет в спину и спрячется в тень.

Не заметив удара и грязи,
Продолжает раз избранный путь.
К какой цели идет – сам не знает,
Но с дороги не может свернуть.





* * *
Кто расставил акценты в жизни
Так, что болью сменяется боль?
И какой режиссер уготовил
Мне в трагедии главную роль?

Только я – плохая актриса,
Превратившая драму в фарс.
Я – сбежавшая за кулисы,
Затоптавшая сердца пожар.

Затхлый сумрак картонного мира –
Все неправда, все – выдумка, ложь,
Пусть из зала безумно красивый,
Он с изнанки на свалку похож.

В полумраке чувства пошлеют,
Бог в постели – обычный мужик.
Тот, чьи руки от водки наглеют,
От неё же мертвеет язык.

Все, что сыграно было на сцене,
Отсекает финальный поклон.
Смена масок – доля мгновенья,
За мгновенье меняется тон.

Не проси исполненья желаний –
Не желай исполненья мечты.
Шелуха повседневной жизни
Покрывает и бога черты.





Белое перо

Осыпаются с крыльев перья
Королевского траура цвета,
И ложатся к ногам белоснежные.
Лебединая песня допета.

На ладони перо невесомое
Чуть трепещет, дыханьем задетое.
А в груди умирает желание,
И оплаканное, и отпетое.

Я сожму его – белое, гибкое,
Так, чтоб ногти вонзились в ладонь,
Белый холод собственной кровью
Перекрашу в красный огонь.

Белый пепел сожженного счастья,
Снег нетающий вечной зимы.
Осыпаются с крыльев перья,
И горят за спиной мосты.

Воспарить дано птицам и ангелам.
Смертным место на грешной земле.
И отращивать белые крылья
Не во благо гордой душе.





Беглец

Я встану за твоим плечом,
Не испросивши позволенья,
Я стану для тебя ключом
К желанной двери Исцеленья.

В дурмане гордости мужской
Откажешь в праве на бег рядом.
Но где мне быть, как не с тобой?
Кого ещё искать мне взглядом?

Наперекор и вопреки Судьбе,
Отныне буду за тебя бороться.
Наперекор и вопреки тебе…
А что ещё влюбленной остается?

Я чуть замедлю шаг и приотстану,
Я побегу не рядом – за тобой.
Душой я не слабей тебя. Я не устану.
Бежать за кем-то… Жалок жребий мой!

Назойливой заботой не обижу,
Мешать не стану – только помогу,
Я жалостью к тебе талант твой не унижу,
Я с жалостью к себе смириться не могу…

На званье ангела не претендую –
Мне не по чину белых два крыла,
Я силу «охранять» у неба арендую,
Я многое за эту силу отдала.

Не замечай – так будет лучше,
Оставим в тайне все мои дела.
И назовем везением тот лучик,
Которым я тебя по краю провела…

Борись и сам, не поддавайся Року –
Скрывай усталость, страх или печаль.
Ты знаешь, что от слез не будет проку.
Ты лучше боль в искусство превращай.

Венец терновый, крест, удар, Голгофа…
Бездарность одному, другому – Дар.
Твой пламень, столь желанный для кого-то, –
Бушующий и гибельный пожар.

Терзайся же! Не можешь ведь иначе.
Гори огнем, но продолжай сиять.
Ты многое для многих теперь значишь.
И не тебе решать, что время угасать.

Не убегай в себя – ты не имеешь права!
Ты принял Дар. Прими же и венец.
Пусть в кубке жизни не амброзия – отрава,
Ты должен чашу осушить, Беглец.

Пусть горек яд – он утоляет жажду,
В агонии – источник новых сил.
Оставь и мне. Я тоже яду стражду,
Из кубка, что к губам ты подносил.

Беги вперёд, пока ещё возможно.
Вперед, пусть без дороги, но беги.
Я за тебя в дороге буду осторожна.
Тебе же главное – не заплутать в пути.

Ты добежишь до цели вожделенной,
Но пусть как можно дольше длиться бег.
Ты остановишься – замрет все во Вселенной,
Поверить трудно: ты – всего лишь человек.

Ты слышишь? Где-то лай и топот…
Охота. Поднят зверь – забава началась.
Но лай все ближе, ближе конский цокот…
Беглец, не за тобой ли свора погналась?

Беги! Прости, я тоже в своре гончих.
Я тоже лаю, взявший верный след.
Беги же! Ты же слышишь вопли ловчих,
Как это все напоминает бред…

Я в своре. На тебя идет охота.
Я не одна в погоне за тобой.
Урвать кусок тебя – вот главная забота!
И шавки давятся отравленной слюной.

Прости, я на минуту позабыла,
Что обещала охранять тебя в пути.
Уже одну соседку задушила –
Я и другим не дам тебя найти.

Как хорошо, что ты не оглянулся.
Ты не увидишь, что я вся в крови.
Пусть облик человеческий вернулся,
Но сердце шавки все ещё в груди…

Как хорошо, что бег ты не замедлил.
Я только и стараюсь – не отстать.
Тот отстает, кто продолжает медлить,
Упущенное не пытаясь наверстать…

Не думаю о грязи цвета крови,
Глаза тех шавок страшно вспоминать:
В них было столько мне понятной боли…
Всё к черту! Мне бы не отстать…






* * *
Перебираю в нервной дрожи чувства.
Свои-чужие, ненависть-любовь.
Люблю тебя? В тебе люблю искусство?
То ухожу, то возвращаюсь вновь.

По воле чьей жестокой, беспощадной
Любовь капканом стала – не крылом?
И стали для меня открытой раной
Глаза твои, напротив, за столом?

Навылет прострелил взгляд, пойманный случайно,
Что усмотрела в нем – то знаю я одна.
Сплав несказанный счастья и отчаянья:
Поверить в то, что ты обречена.

Всё оправдать предначертаньем свыше,
Самозабвенно разрушать себя,
Химерой затаится в темной нише
И ждать. Ждать Ангела. Ждать одного Тебя.

Раскладывать как карты имена кумира:
Ты – Демон Света, Ангел Тьмы.
Морозный зной и центр всего мира,
Моё проклятье – это тоже ты.

Пасьянс причудливый, где мои карты – биты.
Отброшен щит – я сердцем жду твой меч.
Я небу возношу греховные молитвы,
И не пытаюсь вакханалию пресечь.

Не вздумай разрушать мой мир без правил.
Не приближайся, Демон! Не мани!
Ты чересчур глубокий след в судьбе оставил.
Довольно. Хватит. Ангел – пощади!

Кричу в безумии, захлебываюсь криком,
И в то же время понимаю, что молчу.
Стараюсь отыскать ничтожное в великом,
Уже могу уйти, но просто не хочу…






***

Мои пальцы запахли ладаном?
Или это мне только чудится?
Стоит ли говорить о загаданном,
Коль оно все равно не сбудется?

На вопрос отвечая вопросом,
Бесполезно вести диалог.
И вступленье вдруг оказалось
Озаглавлено «Эпилог».

Без начала поставлена точка,
Без завязки сюжет завершен.
Бесполезна любая отсрочка,
Раз финал все равно предрешен.

Как такое случилось с нами,
Почему ты не понял меня?
Почему мы стали друзьями?!
Я не друг – я люблю тебя!

До смешного разные люди,
Встречу нашу кто предрешил?
Я давно не мечтаю о чуде –
Ангел мой меня защитил.

Всплески страсти – останки боли,
Той, что душу терзала зазря.
В храм пойти, помолиться что ли?
Ангел мой пусть хранит тебя.





***

Знаешь, я хочу объясниться в любви.
Понимаю, что это не ново.
Я тобой заполняю все дни,
Не имя права такого.

Ладно. Каюсь, что вру.
Я давно о тебе не мечтаю.
Не блуждаю давно в любовном бреду,
Дни в обычных делах проживаю.

Я давно потеряла привычку
Перед сном о тебе вспоминать.
Заполняя стихами страничку,
Что еще я хочу сказать?

Хотя это – тоже неправда.
И кого я хочу обмануть?
Не себя. Не тебя и подавно.
Так зачем же вся эта муть?

Строчки складывать в откровения
Я могу только о тебе.
Оценить бесценность мгновения –
Только мыслями о тебе.

Без тебя – я бескрылая птица,
Возмечтавшая о вышине.
Без тебя я пустая страница.
Звук, растаявший в тишине.

Что же, видно, судьба такая –
Не светить, а лишь отражать.
Но пока я твой свет отражаю
Я не буду судьбе возражать.





***
Здравствуй, милый. Я снова пришла.
На погост так приходят вдовы.
Я прожить без тебя не смогла.
Оказалось, что я не готова.

Не готова уйти. Не готова забыть.
Не готова влюбиться снова.
Видит Бог, я пыталась любить.
Оказалось, что я не готова.

Как с огнем запрещают детям играть,
Запретил бы кто игры с сердцами.
Здесь спасенье в одном – уметь забывать.
Изливать любовь со слезами.

Снова те же слова, те же мысли.
Снова мучат те же желанья.
Видимо, меня не спасти.
Здесь напрасны любые старанья.

Дай возможность забыться, забыть.
Дай излить боль в спасительной влаге.
Лишь тебя мне дано любить.
О другом не мечтаю благе.

Мой спасительный островок,
В море бурном страстей нелепых.
Пусть ты проклято-одинок –
От меня ты не жди совета.

В параллельных мирах Судьбы
Мы разбросаны волей Рока.
Говорю же – меня не спасти.
Я готова к смерти до срока.

Ставки сделаны. Жребий брошен.
Хоть трава не расти теперь.
Как и я, ты не был спрошен.
Это к лучшему. Ты мне поверь.













Баллада

Былая рана зализана
И затянулась рубцом.
А сказка уже написана,
И сказка с грустным концом.

Оплакан герой любимой,
Оплакан и тут же забыт.
Принцесса из саги старинной
О нем уже не грустит.

Её голубые очи
Слеза не туманит давно.
И для другого средь ночи
Она открывает окно.

Пергамент любовных посланий
В камине рассыпался в прах.
Не стоит упоминаний
Тот, кого нет на глазах.

Достоин лишь победитель
С ней рядом на троне сидеть.
Другой теперь ей повелитель,
И повода нет скорбеть.

Ей боги в награду дали
Бездушную красоту.
Она без тени печали
С убийцей пойдет к алтарю.










Сон

Мне приснился чудесный сон:
Я иду по росе предрассветной.
Я иду туда, где ждет он,
По тропинке едва приметной.

В длинном платье с букетом цветов,
Босиком по зеленой траве,
Средь ромашек и васильков
Выбираю место ноге.

Цвета лунного серебра
Серым блеском глаза сияют,
Я такой никогда не была,
Таких девушек не бывает.

Шёлком русым локон прикинулся
И сбежал по спине до талии,
Мир вокруг меня словно сдвинулся,
Утонув в нереальном сиянии.

Для него я стала красавицей,
Я к нему спешу по росе.
Лишь ему я хочу понравиться,
Лишь к его прикоснуться душе.

Я во сне на своей дороге
Повстречала лесной ручей.
Как ладонями мои ноги
Обхватили струи ключей.

И сейчас еще помню прекрасно
Ледяное касанье воды,
Когда с берега я бесстрашно
Потревожила гладь синевы.

И внезапно все изменилось,
Мягкий отблеск рассвета померк,
У меня голова закружилась,
Из рук в воду упал букет.

Темный холод и голос далекий.
И не голос скорее, а стон.
Так, бывает, волк одинокий
На луну воет лютой зимой.

И тянул этот голос куда-то,
Звал отчаянно за собой.
Умолял о чем-то невнятно,
Изливал затаенную боль.

А я с ужасом понимала,
Что пойду на таинственный зов.
Я уже тогда ощущала
Власть гнетущую этих оков.

Объяснить невозможно мой выбор.
Я шагнула к нему в темноту.
И отныне ничем не выдам,
Что я вовсе его не люблю…


ЮЛИЯ | 17.12.2013 15:53
Может сердец он разбил и немало,
А разве в этом его вина?
Радости жизни давал сполна он
А если-тоску-и она нужна.
Коли обманываться решили
Уж выбор -ваш,он здесь ни при чём.
Лица любимых вы сами забыли
И подменили актёром и сном.
Нет,я не спорю -сильно искушенье,все мы должны через это пройти...
Вот только он нам кричал всем мгновеньем:НЕ ПО ПУТИ НАМ ВСЕМ,НЕ ПО ПУТИ!!!


ЮЛИЯ | 17.12.2013 14:41
Ирине..."Иллюзия"-лучшая по качеству,но по информативности я в восторге от "Диалога",перечитала несколько раз-ночью и утром,ночью-всегда впечатление сильнее.А вообще-Лучшее о Звезде и Земле-можно трактовать многогранно.Пока-всё,а так обожаю анализировать стихи,точнее-людскую психологию.


ЮЛИЯ | 16.12.2013 23:45
В тему, в тему,Анна! Спасибо,что напомнили Великого Лермонтова,авось, кто из молодых прочтёт.


ЮЛИЯ | 16.12.2013 23:30
Даа,воистину история повторяется-первый раз в виде трагедии,второй раз-в виде фарса...(Как сейчас читаются стихи десятилетней давности)


Anna Flight | 16.12.2013 23:26
Прошу пардона, если не в тему, но Граждане со своим Демоном мне напомнили другого Демона. Одно из моих любимых:

Я тот, которому внимала Ты в полуночной тишине, Чья мысль душе твоей шептала, Чью грусть ты смутно отгадала, Чей образ видела во сне. Я тот, чей взор надежду губит; Я тот, кого никто не любит; Я бич рабов моих земных, Я царь познанья и свободы, Я враг небес, я зло природы, И, видишь,- я у ног твоих! Тебе принес я в умиленье Молитву тихую любви, Земное первое мученье И слезы первые мои. О! выслушай - из сожаленья! Меня добру и небесам Ты возвратить могла бы словом. Твоей любви святым покровом Одетый, я предстал бы там. Как новый ангел в блеске новом; О! только выслушай, молю,я Я раб твой,- я тебя люблю! Лишь только я тебя увидел - И тайно вдруг возненавидел Бессмертие и власть мою. Я позавидовал невольно Неполной радости земной; Не жить, как ты, мне стало больно, И страшно - розно жить с тобой. В бескровном сердце луч нежданный Опять затеплился живей, И грусть на дне старинной раны Зашевелилася, как змей. Что без тебя мне эта вечность? Моих владений бесконечность? Пустые звучные слова, Обширный храм - без божества! М.Ю.

PS. Вот так по-еврейски я тоже решила сэкономить место)) Но привычное изложение стихов в виде столбца мне больше по душе...

PPS. Присоединяюсь к поздравлениям! Марина, всего вам самого доброго, пусть всегда у вас на душе будет светло! С Днём Рождения!


ЮЛИЯ | 16.12.2013 22:43
ЗВЁЗДЫ тоже бывают наивны...
Пожалей их-они,как дитя.Ю
Ибо также ЗЕМЛЯ погибнет,
Пусть и несколько лет спустя.


Ирина | 16.12.2013 22:37
Какой ваш любимый стих у Демона Света (ART LIBITUM) - У меня "Иллюзия".
Готовый мини спектакль. Берешь и подставляешь на место Александра) любого.


Страницы: 1268 1267 1266 1265 1264 1263 1262 1261 1260 1259 > >>


Яндекс цитирования Все о мюзиклах

© Marakulin.Musicals.Ru 2003-2010 | О проекте | Обратная связь


Театральная Афиша - репертуар театров, заказ билетов