FAQты
Автобиография
О голосе
Роли Александра Маракулина
Прямая речь
ЧуМа

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

 

Интервью Александра Маракулина в связи с получением премии фестиваля «Московские Дебюты-97» за роль графа Альмавивы в опере «Свадьба Фигаро» Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко

из передачи канала Культура

 

«Ну никогда не хотел я быть оперным певцом, никогда. Может быть, даже и сейчас не хочу, но дело не в этом. Голос был с детства, и мама моя всегда говорила мне: «Занимайся этим».  Попробовался, ну и взяли.

 

Я понял, что это не совсем скучно может быть,  не так, как всегда, не так, как обычно в наших оперных театрах, что в провинции, что в Москве. То есть тогда у меня была такая мысль, что можно сделать оперу очень интересным событием для зрителей. Вроде бы что-то получилось у нас со «Свадьбой Фигаро»...

 

Когда я учился в ГИТИСе, все драматические актеры говорили: «Боже мой, опера! Это… это… туши свет!». И потом, когда мы сделали этот спектакль, я появлялся на Собиновке (место учебы студентов ГИТИСа – М.М.), и наши студенты появлялись на Собиновке,  то многие драматические студенты подходили, говорили: «Это здорово! Уж я не понимаю, как там музыка, не берусь судить, но играете замечательно!»

 

Для меня было действительно большое удивление, что кто-то так вот меня выбрал, что за меня проголосовали. Хотя, честно говоря, наверное, просто среди жюри было мало вокалистов и таких…  матерых оперных певцов (иронично улыбается – М.М.).

 

Ну, конечно есть и Покровский и Фельзенштейн (оперные режиссеры – М.М.)  - исключения, которые только лишний раз подтверждают правило. Давайте пойдем в оперный театр сейчас - в Большой, сюда,  куда угодно. Ну… мне тоскливо. Я не знаю, я еще раз повторяю: может быть, это юношеский максимализм какой-то, но я чего-то не понимаю. Хотя многие люди взрослые, прошедшие большой жизненный путь… я спрашиваю их: «Ну, как? Одним словом?» (Изображает мимикой ответ: скучно, не нравится. – М.М.) Вот и все.»

 

 

«Сценограмма»

фрагменты программы, посвященной «Нотр-Даму де Пари» (июнь 2002 г.)

 

«Мы пробовали играть по 3 спектакля, по 4 - это очень тяжело. Подряд! Это очень тяжело».

 

 «…Жесткие рамки: здесь нужно встать в луч света, иначе тебя не будет видно; здесь нужно повернуться именно на ту фразу, на которую нужно повернуться, но в этом есть определенная прелесть. То есть ты должен….. грубо говоря, импровизации на русский манер не существует».

 

«Существует импровизация в жестко заданных рамках, в жестко: если ты должен повернуть здесь голову, можешь ее повернуть как угодно, но ты должен ее повернуть.  И это интересно!»

 

 «А русская душа никак не борется. Ну, надо повернуться… русские они хитрые – повернутся так, что мало не покажется. Вроде бы все то же самое, но…. энергетика другая. Мне кажется, другая энергетика у нас в спектакле».

 

«Когда получается вот эта сложная работа, когда ты понимаешь, что ты  выполняешь вот эту сложную работу, и когда она у тебя получается, – то это счастье неимоверное. Это правда, это искренне!»

 

«Более сложных партий, чем в Нотр-Даме, я не видел…»

 

 

«Легендарный мюзикл «Нотр-Дам де Пари»

фрагмент программы ОРТ

 

Александр Маракулин:

- Я играю роль священника Фролло, который в этом мюзикле, скажем так, «исполняет функцию зла». Это жесткий человек, достаточно аскетичной внешности и поведения соответственно, живущий в келье собора Парижской Богоматери. И вся трагедия этого персонажа в том, что угораздило его влюбиться в молодую цыганку Эсмеральду, и с этим борется.

 

АМ о Теоне Дольниковой:

– Иногда достаточно одного взгляда глаз для того, чтобы почувствовать некое соединение с твоим партнером. С Теоной это часто получается.

 

Александр Постоленко об АМ:

– Он очень изначально был замкнут что ли, он как-то мало очень общался, он всегда очень много думал, где-то ходил...

 

АМ:

 – В мюзикле как нигде надо открываться. То есть я, как правило, все время… ну,  играл тонкие какие-то вещи...

 

АП об АМ:

 – ...И однажды был прогон, и он пел арию «О, Боже правый, моя вина». И он ее настолько трогательно спел, что на самом деле даже режиссер, не ожидая этого, начал первым аплодировать.

 

 

Программа «Женский взгляд»

новогоднее поздравление от АМ

 

Александр Маракулин:

 

– С Новым годом! Желаю Вам добра, счастья, веселья, музыки, такой красивой, как в мюзикле «Нотр-Дам» и «Метро». Счастья, улыбок!

 

 

Александр Маракулин: «Я ученик мюзикла»

интервью «Вашему досугу»

 

Мюзикл «Notre Dame» бьет рекорды посещаемости. Высокие цены на билеты нисколько не смущают публику. В отношении Александра Маракулина – исполнителя роли Фролло – простые зрители и газетчики сходятся в одном: лучший голос мюзикла – у него. Просто из всех артистов «Нотр Дама» Маракулин – самый профессиональный. А его ариетка «Ты гибель моя!» – пожалуй, самый эффектный номер московского «Собора…».

 

  Александр, есть мнение, что ваш хорошо поставленный баритон мог бы зазвучать на сцене Большого театра.

 

– Многие заблуждаются, думая, что оперный вокал и вокал мюзикла похожи. Оперным вокалом нужно заниматься всю жизнь. В некоторых мюзиклах поют как в опере, но вот в опере, как в мюзикле, не поют. Как скрипачи из симфонического оркестра не совместимы со скрипачами из какой-нибудь рок-группы. В Большом театре поют профессионалы оперы, а здесь, в «Notre Dame», – профессионалы мюзикла.

 

– Значит, вы себя относите к профессионалам мюзикла?

 

– Скорее к ученикам мюзикла.

 

– В каких еще постановках вас можно увидеть?

 

– К сожалению, практика проката мюзикла такова, что одновременно участвовать в нескольких

проектах трудно. Для меня «Notre Dame» сейчас – это самое важное.

 

– Известно, что западные мюзиклы продаются только вместе с режиссурой. Сложно ли повторять изо дня в день канонический рисунок?

 

– Существует определенная схема репетиций. Режиссер говорит, что делать, куда встать, какую эмоцию выразить. Он дает четкий рисунок роли, который можно дополнить самому. Руку, например, на девяносто градусов поднять. Но кое-где в роли начинают появляться мои интонации, моя позиция, слезы, радость, злость. Я, естественно, стараюсь оправдать Фролло. Он ведь по-своему тоже несчастный человек.

 

– Как вы относитесь к своей резко возросшей популярности? На сайте мюзикла о вас только восторженные отзывы. Девушки с цветами у стен театра...

 

– Звездной болезнью заболеть не с чего. Это одна из сторон нашей работы, я же артистом стал не вчера.

 

  А когда?

 

– Я окончил ГИТИС, курс Александра Тителя. Причем вышло так: я приехал поступать на артиста драмы. Пришел, а меня спрашивают: «Что вы будете петь?» А я, естественно, готовил басню, стихи и прозу и петь ничего особо не умел и не готовился. Собрался, спел что-то из репертуара Андрея Миронова: «Надо жить умеючи, надо жить играючи... припеваючи» и какую-то цыганскую залудил – очень громко... И меня взяли так, без туров.

 

  Произвели впечатление?

 

– Я там раскричался на три диапазона: и басовый, и теноровый захватил. После ГИТИСа пошел к Григорию Гурвичу в театр «Летучая мышь», где проработал пять лет. Но через полгода после смерти Гурвича театр был распущен. Он хотел сделать настоящий театр мюзикла, первый русский театр… Продолжателей не нашлось.

 

Инна Костюкова

http://www.vashdosug.ru/article1357.php

Яндекс цитирования Все о мюзиклах

© Marakulin.Musicals.Ru 2003-2010 | О проекте | Обратная связь


Театральная Афиша - репертуар театров, заказ билетов